В Тропарево и ветки

~СИЗИФОВ ТРУД~

по разгребанию авгиевых конюшен

Previous Entry Share Next Entry
Московский бюджет и ЖКХ.
В Тропарево и ветки
mgu68
В Москве, да и по всей России, как совершенно правильно сказал Президент РФ Дмитрий Медведев, гораздо больше ветхих домов, чем представлено в статистике.
И г-н Медведев совершенно правильно объяснил, что мы не можем озвучить реальную цифру ветхого жилья. На текущий момент все, что строится по России, в основном, строится в Москве, потому что просто строить спальные города практически невозможно – они все станут дотационными регионами. Любые города возникают только вокруг градообразующих предприятий. То есть должна выпускаться продукция, она должна продаваться, в том числе и на экспорт, люди должны получать зарплату, и тратить ее в сфере торговли и бытовых услуг, а также в предприятиях социальной инфраструктуры: медицина, образование.
Только таким образом может существовать жилое строительство. Заменять ветхое жилье в мёртвых городах – это все равно, что не давать заживать своей ране, постоянно ее расковыривая.
Подобную систему можно развивать, только привлекая западных инвесторов. Они прекрасно понимают всю привлекательность и непочатость российского рынка. Но они также понимают, и наблюдают гораздо более пристально, чем мы сами, что, во-первых, закон в России имеет обратную силу; во-вторых – административный ресурс в России является доминантой при принятии решений. Они также знакомы со многими компаниями, которые потеряли в России огромные суммы, а инвестиции существуют для того, чтобы приумножать капитал, а не терять его.
И, наконец, они понимают, что вернуть прибыль можно только с продаж, но не с эксплуатации, потому что эксплуатация зданий уже уходит в городское правительство.
Инвесторам интересно предоставлять россиянам низкопроцентную ипотеку, но они не могут себе этого позволить, потому что этого не позволяют российские законы и российские банки.
У меня сложилось такое впечатление, что прав был Есенин, когда писал: «Лицом к лицу лица не увидать, большое видится на расстоянии». Похоже, чтобы разглядеть нашу макроэкономику, надо отойти на очень большое расстояние, чтобы увидеть ее в целом. Те, кто занимается ее формированием, разглядывают ее так близко, что она у них распадается на пиксели, и общая картинка не видна.
Моя квартира за этот год подорожала ровно в два раза. С 2,5 000 рублей – в январе, до 5 000 – в ноябре. Подорожание шло ежемесячно. Денег у управляющей компании нет даже на то, чтобы заменять регулярно лампы в подъездах. Управляющая компания получает огромные суммы за эксплуатацию нашего дома. Единственное, что делается – ставятся маленькие заборчики, и красятся гастарбайтерами. Также раскрашиваются качели.
Управляющий состав управляющей компании найти на местах просто невозможно. Не контролируется ни одна незаконная переделка в доме. Дом претерпевает очевидные изменения в худшую сторону. Перекосились даже железные двери, наша входная дверь теперь не закрывается, потому что перекошена на 12 см. Это – результат переделок.
Ежемесячно эксплуатация нашего дома дорожала на 700 000 рублей. То есть доход только от нашего дома составляет 1 500 000 рублей в месяц. На такие суммы можно было сделать над нашими домами золоченые купола с колоколами. И, безусловно, можно было совершенно бесплатно поставить хотя бы пенсионерам водонагревательные счетчики. И заменить окна 30-ти летней давности на пластиковые, централизованно по всему дому, и со скидками.
Тем не менее, ничего этого не делается, потому что деньги идут не в бюджет города, а в управляющую компанию, и размываются в ней.
ЖКХ – это, прежде всего, бюджет города, а не управляющих компаний. На эти деньги должны строиться новые дома, и заменяться ветхое жилье, а не проводиться заплатообразная реконструкция.
Сам Устав ТСЖ способствует размыванию денег. И законы о собственности вызывают отдельное удивление своей дискриминацией. Создав этот закон, Правительство абсолютно закрыло путь к реализации Конституционного права на кров.

Сейчас у риэлтеров и у адвокатов возник очень хороший термин. А вдумайтесь, что за ним стоит, сколько покореженных судеб. Термин звучит так: «приостановление права на пользование квартирой».
За этим стоит, что: человек, ответственный квартиросъемщик, с кучей родственников, которые жили в этой квартире, обихаживали ее, оплачивали и содержали, по новому закону приватизирует квартиру только на себя. И только он вправе решать, выделить долю остальным, или нет. Это не берет на себя даже суд.
И вот родственники ему надоели, он хочет жить один. Он просто продает эту квартиру, не согласовывая ни с кем их проживающих. Новый владелец въезжает и подает в службу судебных приставов заявление о приостановлении права пользования квартирой для всех родственников предыдущего владельца. И они стройными рядами оказываются – где? На улице, со своим скарбом, стариками и детьми.
И вот тут очень удачно поспевает закон о социальном жилье. «Вам негде жить? Вы – бомжи? Не расстраивайтесь. У нас есть социальное жилье. Приватизировать вы его никогда не сможете, по наследству оно передаваться не будет, но по сходной цене мы вас туда поселим. Мы даже проекты разработали, в стиле «баракко» (припозднившийся гастарбайт-Ренессанс).
Государство выделяет квартиры детям-сиротам. А что делать тем детям, у которых нет прав на квартиру? Таким, как девочка Анна Манцурова, живущая в нашей семье.
И которые при разводе их родителей не учитываются никак. У них даже нет санитарных норм. Суд делит трехкомнатную квартиру пополам между супругами. Папа, не платящий алименты, получает половину квартиру, а мама, не получающая алименты, имеющая двоих детей на руках, один из которых – инвалид, тоже является счастливым обладателем такой же половины квартиры.

promo mgu68 august 9, 11:12 20
Buy for 20 tokens
Некоторое время назад, когда в Аргентине еще правила Кристина Киршнер, Крым только стал нашим (а точнее, вернулся к его законному владельцу), в стране медленно началось импортозамещение после объявления санкций, а в Буэнос-Айресе открыли представительство телеканала Russia Today TV, мы решили…

?

Log in

No account? Create an account