Elena (mgu68) wrote,
Elena
mgu68

Categories:

Причина трагедии в школе № 263 - есть ли вина психолога?

Вместо одной золотой школьной медали - два посмертных ордена "За мужество".

Для того, чтобы принимать решения о компетенции психолога, надо быть, как минимум, психологом. Чиновник – это человек, который собирает мнения профессионалов, и на основании этого мнения принимает решение, а не просто принимает решение, не будучи компетентным в какой-то области, а лишь будучи чиновником.
Поскольку я - психолог, просматривая все сообщения по поводу трагедии в школе № 263, я автоматически отслеживала все, что касалось психологии. Мне этого никто не поручал, это моя профессиональная внутренняя работа. Я не нуждаюсь в инициации этого процесса извне.
Я уже писала, что мне бросились в глаза несколько моментов.




1. Мальчик физически не очень доминирует над сверстниками.
2. Мальчик идет на золотую медаль.
3. Мнение соседки, что у мальчика был конфликт с матерью.

И четвертый момент, бросившийся в глаза, самый важный. Сергей Гордеев сказал, что он надеялся, что его пристрелят. То есть, волевой компонент у ребенка не выражен ярко, он не мог пойти на суицид. Школьник хотел достучаться до кого-то, поэтому устроил демонстрацию, а не молчаливый суицид. И скорее всего, в семье существуют элементы бытового насилия.

Если бы у ребенка не было контакта с матерью, но был бы контакт с отцом, он бы просто дождался беседы с отцом. А ребенку явно было не к кому апеллировать. Учитывая пристрастие отца к оружию, мы понимаем, что отец – достаточно жесткий человек, с жесткостью которого не справляется мать. Находясь в постоянном стрессе под давлением мужа и желая ему угодить, она постоянно стрессирует сына, чтобы выслужиться перед отцом. А ребенок вполне мог находиться под двойным стрессом.
Но самое главное, что Сергей Гордеев не был психически больным. Впрочем, в полномочия школьного психолога и не входит диагностика психических заболеваний. В его полномочия входит только психологический комфорт в школе (классе).
В этом случае, психолог мог не заметить конфликт, именно в силу психического здоровья ребенка.

Вот для таких моментов раньше в школах и существовали родительские комитеты. Они ненавязчиво приходили в семью, смотрели, что в семье происходит, и очень эффективно предотвращали подобные инциденты.
Сейчас, при патологическом желании плодить различные службы просто для того, чтобы пристроить несведущих родственников на непрофессиональную работу, умирает все.

На основании якобы пропущенного психического больного, чиновниками принимается решение о переаттестации всех школьных психологов.
Во-первых, нет критериев аттестации школьного психолога. Во-вторых, школьные психологи, как правило, это выпускники педагогических вузов, в программу которых не входят дисциплины, предусматривающие психиатрическую диагностику.
Программы педагогического психолога и университетского психолога резко отличаются друг от друга перечнем дисциплин. Поэтому педагогический психолог в основном выступает с функциями социолога, но никак не диагноста.
Как минимум, их надо не переаттестовывать, а открывать курсы повышения квалификации, где будут читаться специальные дисциплины. И даже при признании ученика психически больным, мы должны понимать, что то, что свойственно одному психически больному, второму не будет свойственно никогда.
Больной олигофренией практически никогда не дает продуманной агрессии с применением оружия. Он может дать сиюминутный аффект, как и больной эпилепсией.
Патологический аффект может дать как раз психически здоровый человек, при определенной ситуации. Такой аффект может длиться долго, и действия внутри него могут расцениваться как умышленные. Хотя психологически их надо расценивать, как аффективные действия.

Это очень тонкие профессиональные градации. Данного школьного психолога не в чем корить. Мне приходилось бывать на родительских собраниях, беседовать со школьными психологами, и они сами признавали, что знания резко отличаются. Этот психолог действовал абсолютно в рамках должностных полномочий. Более того, было бы странно, и разразился бы грандиозный скандал, если бы он даже собрался какого-то ученика отправить к психиатру.
Это решает только школьная комиссия, педагогический совет, и выносит отдельное решение.

Самое недейственное занятие – искать козла отпущения, да еще и в лице психолога, на котором, в отличие от классного руководителя, висит не 30 учеников, а вся школа.

Главное – не заняться сейчас бесполезной риторикой не в пользу школьного психолога, и сделать правильные выводы об инциденте, тем более, что депутаты вернулись к обсуждению об обороте оружия. А эта трагедия лишний раз подтверждает, что оружия быть в обороте не должно.

Добавление: delfin_1975 напомнил об Алексее Кабанове, убийце Ирины Черска, который оставил сиротами троих детей. Отнюдь не 15-ти летний пацаненок в пубертатном периоде, смею напомнить, и в расследовании этой трагедии были размышления о том, что он находился в аффекте несколько дней. Однако по отношению к нему была применена психиатрическая экспертиза, и пока не было ее заключения, ссылки на то, что он был в аффекте, не прекращались.

Относительно трагедии в школе, почему-то идут более жесткие размышления. Хотя психиатрической экспертизы еще не было. И к каким выводам она придет, неизвестно.
Что это, двойная мораль? Почему общество так странно расценивает совершенно рядоположные трагедии?

Tags: жертвы домашней тирании, записки медицинского психолога, пси-про, психиатрия, психология
Subscribe
promo mgu68 may 10, 16:47 63
Buy for 100 tokens
Важное обновление: в Ясиноватую не едем, прямые обстрелы! По посту со списком необходимого для жителей обстреливаемых зон, все подробности там. https://mgu68.livejournal.com/243066.html Выражаю благодарность всем, кто помогает нам со сбором, и отдельная благодарность за помощь в получении…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →