Elena (mgu68) wrote,
Elena
mgu68

Categories:

Очень большой пост про имперские замашки двухглавого безглавого орла.

"Итак, свершилось то, чего мы все так ждали" (с) - президент России объявил о том, что хочет создавать Российскую Империю. Получится у него или нет - это отдельный вопрос, который не требует ответа, поскольку у Кремля есть бюджет и власть, все остальное - дело техники.
Но получится ли у него все сделать правильно? Вот именно об этом я, человек науки, ставший свидетелем развала СССР и приложивший все силы, чтобы не предать науку ради легкой наживы, решила порассуждать.


В обществе существуют две реакции на высокообразованных людей, и уровень образованности в обществе можно оценить по доминированию одной или второй реакции.

1. Люди, не имеющие образования, в высокообразованном обществе стараются его получить.
2. Когда уровень образованности падает, необразованные люди стараются выработать критерии, с помощью которых можно подавить интеллигенцию, потому что:
- единственный способ оправдать свою необразованность – это окружить себя единомышленниками. То есть, теми, кто не способен будет тебя критиковать и ставить на место;
- при необразованности всегда возрастает уровень агрессии.



Когда осуществилась революция и закончилась гражданская война, правительство осознало, что только с помощью всеобщего образования можно поднять страну. Иначе мы по сию пору имели бы пушкинский бунт, бессмысленный и беспощадный.

Были созданы ликбезы. Людям не предлагалось сидеть в школе 10 лет. Если ребенок был способен освоить программу, то его аттестовывали, и он, практически, «шагал через класс», как случилось с моим отцом. Мать моего мужа пришла учиться в школу в 14 лет, в 18 прошла всю программу и начала преподавать, в 19 лет стала заслуженным учителем.

Великими учеными становились люди, которые заканчивали десятилетку за 6 лет. Становились не узкими специалистами, а высокими эрудитами.

Но дав такой толчок к развитию, правительство уничтожило в лагерях тот слой интеллигенции, который был, невосполнимо затормозив науку.
После гражданской войны ставка была сделана на быстрое образование масс, чтобы они смогли пользоваться не совсем новыми, но все же технологиями. От сохи к комбайну, от извозчика к водителю – массовый, слегка образованный обслуживающий персонал для элиты и для создания какой-то индустрии, определенного вменяемого уровня, для внутреннего потребления.
И, конечно же, было искаженное воплощение партийных тезисов. Если Ленин писал, что высокоразвитая страна должна иметь доминирование индустрии над сельским хозяйством, то тезис формально воплотили в жизнь, индустрия стала доминировать над сельским хозяйством, но не благодаря тому, что она стала развиваться лучше, а благодаря тому, что затормозили и практически уничтожили сельское хозяйство.
Такое понимание тезиса привело страну к разрухе, а освободившихся крестьян загнали в колхозы, где они за трудодни просто спились.

Жесткая сталинская политика привела к тому, что половина страны работала бесплатно за пайку в лагере, а вторая половина радовалась снижению цен.
Сталин строил великую империю, но удовлетворял при этом только один инстинкт – инстинкт самосохранения. Низшую витальную потребность.

Даже великие авиаконструкторы работали в лагерном режиме за решеткой, просто чтобы выжить и не попасть под расстрел.

Не было бы таких потерь в Великой Отечественной войне, если бы мы действительно развивали индустрию. А мы ее только догоняли. И в своем развитии мы постоянно выбирали лидера, которого начинали догонять. Не зря в начале 90-х годов Сергей Кургинян сказал интересную фразу. Возможно, он сам ее не помнит, но мне она запомнилась: «Мы так хотели догнать и перегнать Америку, что зашли этой кобыле в хвост». Имея образное представление, мы прекрасно понимаем, какая часть от этой кобылы маячит впереди нас.

В 90-х годах правительство начало копировать эту кобылу. А с кого лучше скопировать капиталистические отношения, как не со страны, которая наиболее капиталистически развита. «Лицом к лицу лица не увидать, большое видится на расстоянии», а перед нами маячило только то, на что указал Кургинян.
Начался процесс.

Если журнал TIMES еще в 70-х годах публиковал американский эксперимент на обезьянах о важности роли матери в воспитании ребенка, о том, что обезьянки, выращенные на высокотехнологично имитирующих мать муляжах даже не способны к размножению, то к 90-м годам наступает ювенальная юстиция, и мы, с нашими традициями, начинаем также этот процесс.
Если Сталин требовал, чтобы женщина выходила на работу, сдавая ребенка в ясли в два месяца, то сейчас мы еще более уничтожаем традиции, поддерживая приемные семьи и изымая детей из биологических семей.

90-е годы закончились, ювенальная юстиция постепенно внедряется. Давно уже внедрились психологические тренинги. Расцветает сексуальная революция. Расцветают маленькие секты, потому что находящиеся в стрессе люди ищут нестандартные способы ухода от стресса. Все увязают в самокопании, и на этом фоне быстро подбрасывается литература типа Ошо, или те маленькие книжки в мягких обложках, которые тоннами выбрасывала Бриджит Джонс, когда осознала, к чему они ее привели.
В Россию летят американские десанты проповедников непонятно чего. России, с ее тысячелетней православной культурой, глистообразные менеджеры в костюмчиках начинают рассказывать о Библии.
В Россию роем врываются сайентологи, дианетики, хаббардисты. Женщинам начинают весьма удачно трактовать практики любви и секса, шопинга и косметологии.
Все эти ванночки, массажики, салончики, зальчики, тренинги, солярии. И все это облекается в известную фразу: «Ты можешь себе это позволить».
Вы не представляете, сколько в жизни я могла себе позволить, пока не услышала в рекламе, что купленный в аптеке крем «Коровка» - это то, что я могу себе позволить раз в жизни. Это такая уничижительная «психология», скажу я вам. Я могла себе позволить вырастить детей, любить достойного человека, показать ему мир, раскрыть душу, внести вклад в науку. А вместо этого меня опускают до крема «Коровка», который я должна себе позволить раз в жизни.

Мы забываем слово «валидизация». Мы забываем, что у каждого государства существует своя ментальность. Не национальная, заметьте, а культурологическая. И когда культурологическая ментальность исчезает, когда народ перестает себя идентифицировать культурологически, тогда, как остаток самоидентификации, возникает осознание себя, как нации. А это огромная, сформированная обществом, предпосылка к национализму и ксенофобии.

Поэтому так мало националистов среди высокообразованных людей. Высокообразованные люди, бывает, демонстрируют националистические взгляды, но только тогда, когда они, обладая комплексом власти, пытаются с помощью этой антитезы манипулировать толпой.
На самом деле, людей объединяет не национальность, как принадлежность к роду, а единые устремления, единые морально-этические нормы, единая нравственность. И только в конце, как приятное дополнение, может прозвучать и национальность, в ее культурологическом трактовании. Поэтому так приятно поговорить о национальном искусстве, о национальной кухне, национальных традициях, литературе, театре, фильмах, о национальной гордости своего вклада в мировую культуру. Но не о своей ненависти к другой нации.

Все эти искажения произошли в 90-х годах. Мы стремились окончить холодную войну, и Гувер невольно подсказал путь, как это сделать, потратив на нее же долгое время.
С русскими не надо воевать, русских надо растлить. Началось уничтожение ментальности наших женщин всеми глянцевыми журналами, которые появились в 90-х годах.

Нас оболванили словами «модно, гламурно, кутюрно». Женщины практически перестали сами себе шить. Они стали покупать на рынках, дешево, как у всех. А теперь покупают в бутиках, дорого, как у всех.
Женщины перестали осознавать себя как личности. Они осознают только свою финансовую независимость, трактуя ее также в искаженном виде. Она независимо ходит на работу, но состоит в полной зависимости от спонсора, который иногда утром привозит ее на работу в своем Джипе, а вечером увозит с работы.

Идет борьба не на жизнь, а на смерть, чтобы выйти замуж за этого спонсора, и чтобы уже он юридически попал в кабалу к тебе.
Женщина находится в постоянном стрессе, боится не прокормить ребенка, боится, что в этом случае ее ребенка отнимут.

Формируются также и настроения толпы. Родители не учат детей сочувствию. Раньше родители объясняли детям, если на дороге им попадался жук: «Вот смотри, жучок спешит к своим детям, они его ждут». И ребенок не трогал жука, потому что у него пробуждалось сочувствие к этим невидимым детишкам, таким же, как он сам.
А сейчас, и я это видела своими глазами, и не единожды, мать подбадривает ребенка: «Не трогай мой айфон, пойди лучше раздави жука\за воронами погоняйся». Потому что это единственный способ отвлечь ребенка от айфона.

К счастью, пока что это не повальное явление. Но это уже явление, и на него надо обращать внимание. И если вдуматься в вопросы ЕГЭ в России, то волосы становятся дыбом. Мне кажется, чиновников от образования надо еженедельно прогонять через ЕГЭ, пока они не обалдеют и не отменят его.
ЕГЭ не решает ничего. ЕГЭ не помогает ученику научиться формулировать свои мысли, грамотно писать. Ярким примером является бегущая строка канала РБК – ни падежей, ни склонений, ни спряжений, ни даже родов.

Куцые мысли с тем же количеством знаков, что и в Твиттере. Патологическое желание общаться, но непонимание, о чем, и незнание, с кем. Постоянное обращение к Википедии, чтобы познать контекст, вместо того, чтобы взять книгу и осознать явление.

Нарушен естественный ход формирования личности: от навыка к привычке, а затем к характеру. Берется 15-ти летний подросток, у которого мы начинаем формировать те навыки, которые у любого ребенка должны быть сформированы к трем годам.

Современные навыки называются скиллами. Он может быть круглым дураком, но умеет зубами открывать бутылку с пивом, и будет вхож в любое общество (где пьют пиво).
А может быть, он знает все о марках презервативов. Или может научить вас кататься на роликах на одной ноге, вторую закинув за голову и повернув голову на 360 градусов (как в том анекдоте про сову, делается это один раз в жизни). Или у нее есть скилл – умение взламывать любые домофоны, чтобы пробраться на крышу подъезда и оставить там следы в виде надписей, использованных презервативов и шприцов.
Человек не работает над собой, но работает над навыками, и работает всю жизнь. В итоге мы видим нагромождение навыков на абсолютно пустой личности.

Мы не учим людей оценивать других по поступкам, поэтому у нас происходит груда разводов.
«Он мне сказал, что он меня любит»
«Он обещал на мне жениться»
«Он ко мне хорошо относится»

Вместо того чтобы судить о человеке, как он относится к другим, люди судят, как он относится к ним, не видя, что к другим он относится, как последняя сволочь.
А потом при разводе говорят: «Он же сволочь». Но он ведь и был ею, просто партнер на какое-то время вошел в круг его интересов, а потом вышел, с вытекающими отсюда последствиями.

Все вышеназванные явления привели к тому, что древняя культура с помощью всех этих усилий довольно быстро рухнула. И сейчас многие начинают осознавать, что же на самом деле произошло.

Президент говорит, что нам надо строить Великую Империю, но как это сделать, если упало все, от и до? Вводить в школьную программу изучение религии и курсы патриотизма? Зачем? На фоне высокого процента психических заболеваний у молодежи, мы вырастим религиозных фанатиков и националистов, а не людей, понимающих суть своей страны и гордящихся ею. Нам надо, наконец, признать, что Россия сейчас – это огромный рухнувший дом, под который американская система с 90-х годов подкладывала маленькие бомбы, и собрать этот дом невозможно – кирпичи разрушены, пыль столбом, люди пострадали. Можно только строить заново.

1. Нам надо выстраивать государственную политику, как внутреннюю, так и внешнюю, а для этого надо не только продавать, но и развивать свои ресурсы.
2. Нам надо научиться внедрять то, что мы так хорошо умеем изобретать.
3. Нам надо заинтересовывать изобретателей внутренним заработком, чтобы патенты не уходили из страны.
4. Нам надо возрождать Вузы, которые имели свои традиции, и закрывать весь тот мусор, который наплодил бесчисленное количество неквалифицированных работников.
5. Надо закрывать американские фонды, якобы финансирующие российские идеи. Ничего российского они не финансируют, они либо дерут российские идеи в пользу США, либо финансируют подкладывание очередной «мины» под остатки дома. Так, фонд МакАртуров финансировал издательство, которое занималось распространением хаббардистской литературы. Но когда фонд МакАртуров финансировал нищего, но талантливого российского поэта, который пишет о красотах Сибири и жизни простых людей, который призывает понимать и любить людей, а не только себя?
Ответ прост: никогда.
6. Нам надо налаживать финансирование науки, не кидая ее в самофинансирование. Нельзя, чтобы наука жила на зарубежные гранты. Это наша наука.
Когда ученый получает грант, он практически раскрывает свое ноу-хау. Это стандартная процедура получения гранта. Таким образом, мы раскрываем все наши внутренние научные возможности, в том числе и секретные направления разработок.

7. Мы должны создавать безопасный и льготный режим для стартапов. Попытка собирать налоги с проекта, который еще не приносит доход – это монополизация проекта и рассекречивание его. Появляется необходимость в поисках финансирования раскрывать суть твоего ноу-хау. Отсюда и не работают законы конфиденциальности, авторства, так необходимые для любого ученого.
8. Нам необходимо создавать не просто поселения, а создавать поселения с фермерскими хозяйствами. Многих потрясли репортажи о том, как гастарбайтеры стирали белье в молоке и принимали в нем ванны на сырном производстве. А на днях, почему-то в 4 утра, показали, как делается сливочное масло, какими руками оно делается, и что мы покупаем. Больше я сливочное масло в этой стране есть не буду.
Надо создавать не огромные стада. Маленькое стадо, и при нем – маленький молокозавод.

Одной рукой мы грешим, а второй каемся. Говорим о том, что поддержим российского производителя, а когда жители моего района просят разрешить калужскому молочнику в Москве продавать молоко, жителям указывают на магазин «Пятерочка», где молоко для ребенка покупать просто запрещено.

Мы должны создавать поселения рядом с сельским производством, чтобы обеспечить фермеру прямой сбыт своей продукции в это поселение. Тогда и поселение будет иметь экологически чистую продукцию, и фермер будет иметь гарантированный сбыт, что позволит ему получить финансирование в банке, с учетом форс-мажорных обстоятельств, которые будут записаны в кредитных договорах, и позволят не удушить инициативного и умеющего рисковать фермера.
9. Огромное значение в развитии культуры имеют социальные проекты. Тот самый знаменитый человеческий фактор, о котором так много говорил Горбачев, не совсем верно трактуя его, поскольку человеческий фактор – это эргономический термин, который указывает на грамотную подборку человека к той профессии, которую он себе выбрал.
В более узком понимании, это грамотное слияние человека-оператора и машины.
Человеческий фактор и социальные программы должны пониматься в контексте создания бесстрессового существования человека. Когда мы рассматриваем статистику по разводам, нас охватывает радость – разводов стало меньше.
Но и браков стало меньше. И жертв бытового насилия стало больше.

Женщина, разведясь с мужем, имея на руках двоих детей, один из которых – инвалид, в результате продажи мужем своей доли в квартире, получает в своей трехкомнатной квартире двух кавказцев. Ребенок-инвалид, якобы умственно отсталый, проявляет гораздо больше ума, чем его отец без диагноза, и умудряется держать эту ситуацию. А кавказцы пытаются выжить ее из квартиры, предлагая ей полтора миллиона за три четверти тех долей, которые она имеет. В наше время только камикадзе может развестись. Вспомним пресловутую историю Яны Рудковской.
И это только один из примеров, который я наблюдаю буквально перед своими глазами.

Необходимо вернуть старую практику о размене квартир, чтобы женщины и дети не оказывались на улице. Зимой мужчина выгнал жену с двумя детьми на улицу, и они поселились в развалившемся коровнике, и даже полномочия приставов не хватило, чтобы урегулировать эту ситуацию. Я писала об этом уже, но не устану повторять, потому что эта ситуация – нонсенс.
Этот закон необходимо исправлять. Мы не должны плодить бомжей. Люди вымогают у стариков дарственные, и их выбрасывают. Груда стариков сейчас живет в подъездах. Когда я говорю «груда», пожалуйста, не надо писать мне «А я в своем подъезде этого не видел». Я – вижу. И не только вижу, но и получаю сотни писем с просьбами помочь этим людям.
Этот вопрос также нужно решать, и это можно сделать, без бюджетных средств, как и можно решить вопросы о банкротстве частных лиц.

Недавно я попала в больницу, в которой меня, с одной стороны, спасли, а с другой, прилично изуродовали. Дочь, которая практически не может ходить (врачи уже третий год не могут поставить ей диагноз, а на частного врача денег нет), вложила все деньги в то, чтобы меня реабилитировать, отказывая себе в лекарствах. И еде. А тем временем набежали проценты по кредиту, который мы брали после того, как я оказалась в заложниках в Германии, потому что там у меня были украдены все деньги, на содержание Анюты, да и семьи тоже, денег не было. И банк не хочет ничего слышать о том, что я лежала в больнице.
«Если вы умрете, за вас заплатят ваши родственники, поэтому погасите долг в 18 000 рублей».

Как думаете, это государственная недоработка? Да, это государственная недоработка. И это социальная политика, а также банковская политика, которая иногда напоминает мне г-на Порошенко.
10. Необходимо, чтобы Прокуратура наконец обратила внимание на пикап-тренинги и прочие тренинги по бизнесу, общению, познанию себя. Оказывается, есть даже тренинг по мастурбации. Чего только люди не придумают.
11. Нужно убирать с каналов весь, или практически весь, мусор под названием «российские сериалы». Бездарные актеры, мат-перемат, унижение одного человека другим человеком – можно до бесконечности перечислять то, что мы видим изо дня в день, и что формирует нас.
Где мультфильмы для детей? Где учебные программы? Где хорошие европейские фильмы и сериалы? Где фильмы для детей? Где трансляции хороших концертов? Каждые будние дни мы смотрим российскую черную действительность, а по выходным – голливудские фильмы, права на которые перекупаются одним каналом у другого канала до бесконечности, и крутятся в режиме нон-стоп.

И это я еще не упомянула психологию.

Без высокой эрудиции, без традиций, без законодательной базы, мы не достигнем состояния великой страны. Когда мы смотрим кадры наводнения и размышляем о том, что в эти дома должна прийти комиссия и определить, можно ли в них жить, становится понятной реклама дезодоранта для выгребной ямы. В стране, которая собирается стать великой, вернуть былое величие, в землянки не должна приезжать комиссия, чтобы определить, можно ли жить в землянке. Это нонсенс.

Величие страны – в высокообразованном обществе с высокотехнологичным сельским хозяйством, индустрией, наукой, культурой и образованием. И никаких других вариантов здесь быть не может.


Мой паблик в Контакте: http://vk.com/public70430014


Tags: Аня, Россия, банки, воспитание, много текста, политика и общество, психология, я
Subscribe
promo mgu68 july 20, 2022 16:07 467
Buy for 100 tokens
Обновление поста: Также просим помочь с одеждой, всех размеров, людей, практически раздетых перед зимой, много! Необязательно новая. И с детской. Сезон: осень, зима. Простите, но пост будет длинным. Говорить об этом горе коротко я считаю просто кощунственным. Когда-нибудь, но не сейчас, военный…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 72 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →