Elena (mgu68) wrote,
Elena
mgu68

Categories:

Нужна помощь в освещении истории. Ребенок разлучен с матерью, мать избивают, опека БЕЗДЕЙСТВУЕТ.

Со всех женщин, которые становятся жертвами домашнего насилия, всегда есть что взять и чем управлять. Это могут быть ее навыки и умения, это может быть ее покладистый характер, это может быть надлом в ее психике, психотравма, делающая ее покорной и бессловесной, или отсутствие родителей, как в истории с жертвой бытовой тирании. Короче, все, что может служить комфорту проходимца. Например, наличие у жертвы собственной жилплощади. Если мы посмотрим литературные произведения прошлых веков, то там тоже были брачные аферисты. Стиль поведения у них один и тот же: чаровник, ловелас, воспитанный обаяшка, очень хорошо помнящий слова Ницше о том, что ничто не дается нам так дешево и не ценится так дорого, как вежливость.
Про таких частенько говорят: «Еще одет, но уже голоден».

Современный брачный аферист умеет сводить в кафе, он с легкостью хлопнет себя по лбу и скажет: «Ах, Боже мой, я забыл мой портмоне из кожи крокодила в моем Бентли, а ключи от Бентли я забыл у моего камердинера, и поэтому к тебе, дорогая, я мчался на каком-то попутном немыслимом такси. Дай ему тысячу, я тебе потом верну».
Потом он с изысканностью закажет даме ужин, чтобы она себе ни в чем не отказывала, и ему – тоже. Понимая, что он забыл свой портмоне из кожи крокодила, ужин оплатит она.
Если женщина не взбрыкивает, и характер у нее покладистый, то такой мужчина спокойно принимает ее ухаживания. Она покупает ему деликатесы, устраивает романтический ужин. Он с изысканностью демонстрирует свои знания в качестве сомелье.

Если речь идет о таких людях, как зверски убитая Ирина Кабанова, то манера поведения будущего домашнего тирана будет совершенно иной. Они станут душой компании, они будут ездить в походы, они будут устраивать квартирники.
Главное, чтобы она уверовала , что без него ее мир будет неполноценным. Подстроиться он сможет всегда. Поэтому все длится очень красиво и празднично, ровно до того момента, пока женщина не задумает завести ребенка.

Кто-то не хочет разводить нищету, поэтому он против детей, чтобы они не мучились на этом свете так же, как он. Кто-то вспоминает что-то судьбоносное и генетическое. Кому-то нужно присовокупить дачку, кому-то нужна вторая машина, потому что «Тебе же, дорогая, надо будет возить ребенка». И когда женщина проявляет настойчивость, он уезжает на отдых, оставив указания, чтобы к его возвращению дама выбросила глупости из головы, и чтобы «ничего этого» в доме уже не было.

И вот тут уже начинается реальная история. История новой жертвы и нового тирана.





Если он, тиран, имени которого я не буду упоминать, обнаруживает, вернувшись, прежнее положение дел, то тут и начинаются побои, придирки, плохое настроение, и так далее. Если женщине при этом некуда идти, то именно в этот момент она и становится жертвой бытового насилия, как и ребенок.

Беременность такой женщины – это не ожидание ребенка. Это акт непослушания.

«Это вольнодумство надо вытравить из головы».
«Ишь ты, чего надумала»!
«Мне не нужна вечно больная депрессивная жена и орущий младенец».

А женщина в этот момент уже отключилась от мужчины, она ушла в ожидание чуда. Главное – не показывать тирану детские вещи. Он их выбросит. Он будет рвать и метать. Он будет орать сакраментальную фразу: «Мне нужна баба».
Но дело сделано. Он – биологический отец. У него есть права на это Чудо. Из-за вольнодумства, в качестве наказания, и не более того (ведь я не тиран, я Отец), женщину этого Чуда надо лишить. Тогда он бежит к полукриминальным структурам, к родственникам, чтобы они ему дали в управление недвижимость, нарисовали бешеную зарплату. Заручившись поддержкой со всех сторон, он бежит в опеку. Он кричит, что недвижимости у него больше, что он всю жизнь он занимался только ребенком, а она, сволочь, работала. И опека рассказывает суду ровно то, что ей поведал папа.

А в это время рыдающая мать, оставшаяся без своего Чуда, пытается гоняться по городу за своим ребенком, лишь бы увидеть свое дитя под надзором. Конечно, находит. Конечно, ее избивают, при двухлетнем ребенке. Конечно, у нее черепно-мозговая травма. Но опека уже сделала свое дело.
Я не знаю, кто работает в опеке. За какие заслуги и по какому образованию туда назначают людей? Ведь женщина, о которой я только что рассказала, не пьет, не курит. Составлен акт обследования ее жилищных условий, и они нормальные. У женщины очень уважаемая профессия. И женщина всю жизнь содержала и себя, и всю семью. В награду она осталась без ребенка.

Какой проступок должна совершить женщина, чтобы получить такое наказание? Мне вспоминаются первые страницы «Парфюмер». Так вот, когда она родила на базаре этого самого будущего парфюмера, и бросила его там умирать, ее казнили на Гревской площади. Почему же сейчас достойным женщинам устраивают Гревскую площадь?

Совсем недавно в моем журнале прогремела история об отце-педофиле, развращавшем свою двухлетнюю дочь. Совсем недавно я давала комментарии к этой истории в программе «Человек и закон», и скоро дам комментарии для программы на канале ТВЦ, как по этой истории, так и по нескольким другим, где отцы похищают детей.

История: http://mgu68.livejournal.com/171369.html




И вот вам, пожалуйста: снова суд принимает решение забрать девочку у матери и передать отцу.

Нам что, ни одна наука впрок не идет? Да, в Европе работает ювенальная юстиция, и мы этим возмущаемся. И, тем не менее, мы, отрицая наличие ювенальной юстиции в России, расширили и углубили эффект – мы забираем детей у своих граждан, и передаем их другим, которые поиграют с ними лет до 14, а потом, как в том анекдоте: «Дурак ребенок, нового делать будем». И передают его … снова в детский дом.


Разве не так происходило в истории с Аней, которую буквально выкрали из родного дома на глазах у пытающегося помешать брата-подростка, буквально продали новым приемным родителям, заявив родной матери, что девочка умерла, после чего приемные родители продержали девочку энное время, а потом, когда она им надоела, выбросили на улицу. И это единственный яркий пример? Я не думаю.

Нет бы купить себе плюшевого медведя с опилками. Нет, им дети нужны. В каждом просыпается Макаренко, и через какое-то время тут же засыпает. Что такое двухлетняя девочка для отца, который мотается по разным квартирам?
В проекте «Голос. Дети» выступал мальчик с фамилий Плужников. С прекрасным голосом, талантливейший мальчик, с удивительным пониманием тех песен, которые он поет. Низкий поклон его родителям, и особенно отцу, который гордится своим сыном. Да, у мальчика проблемы со здоровьем, но спасибо родителям, которые сделали из него талантище, воспитав его.




И в это же время другой отец избивает до черепно-мозговых травм нормальную женщину, отбирает у нее здорового ребенка, и мотает по квартирам, делая из ребенка инвалида.
И опека, зная из средств массовой информации, что в целом происходит в стране с детьми, плодит еще один инцидент.

Извините, но я выскажусь. Мой статус медицинского психолога, всю жизнь проработавшего в судебно-военной экспертизе, а также с детьми, позволяет мне это сделать.

Сотрудники опеки ОБЯЗАНЫ сдавать семинары. Не по педагогической психологии, а по общей психологии в целом, поскольку нужен не педагогический подход к ребенку, а нужен именно психологический подход к ребенку. Сотрудники опеки обязаны знать, почему матери дается отпуск по уходу за ребенком до трех лет, и почему именно до этого возраста ребенок должен быть с матерью. Это обосновано психологически, анатомически и физиологически, и они должны ответить, чем это обосновано.

Опека должна знать, каковы пожизненные последствия эмоциональной и социальной депривации ребенка в возрасте до трех лет, и каковы психические последствия для ребенка до трех лет, если он не имеет угла, и постоянно без матери, только лишь с одним отцом, перемещается практически ежедневно по разным адресом, не имея ни режима, ни даже постоянного детского сада, поскольку из детского сада «отец» ребенка забрал.

Опека должна также знать, чем чревата для двухлетнего ребенка смена коллектива в яслях.
И это ещё не всё.

Опека, например, должна знать, чем чревато отсутствие выработки эмоциональных связей у ребенка. Она обязана понимать, что двухлетний ребенок не является орудием мести, как это было в случае с педофилом, который вывез ребенка в Таиланд, и пугал мать, что он продаст девочку в сексуальное рабство и развратит. И вывез. И развратил. С благополучного разрешения органов опеки.

Каждый чиновник должен понимать, что у него есть рамки профессиональной деятельности и должностных инструкций, и если они не соблюдаются и нарушаются, то он теряет работу, как случилось с теми опекунами, которые прозевали отъезд ребенка в Таиланд. Надо не смотреть на сиюминутную ситуацию, надо глядеть далеко вперед, предполагая, что может произойти с их карьерой в случае их некомпетентности. Я говорю это потому, что каждая мать, когда она нормальная мать, будет биться за своего детеныша, благодаря не только материнскому, но и животному инстинкту.
Умные сейсмологи всегда смотрят не на сейсмограф, а на то, как себя ведет самка, которая задолго до ударов успевает вывести своих детенышей на поверхность. Между тем, многие самки, в судьбе которых не принимают участие органы опеки, прячут детенышей от самцов, потому что у многих самцов есть привычка поедать свое потомство.

В ту же копилку профессионализма органов опеки попадают и три приюта для стариков, о которых на телевидении уже были репортажи. При наличии деятельности органов опеки, даже одного такого приюта не должно существовать. А у нас пока еще не закончена история с россиянином, который потерял квартиру, школу, два года провел в подвале, был выдворен из родной страны, и вынужден скрываться от отца, который вот-вот выйдет из тюрьмы.

Сколько еще может терпеть ребенок из-за бездеятельности органов опеки, которые очень быстро выезжают, чтобы изъять ребенка, но оказываются обездвиженными, когда надо составить акт обследования жилья ребенка, которого выгоняют из его родной квартиры?

Поэтому, чтобы не плодить в нашей стране невротизированных детей, обрекая нас на вымирание, мы обязаны знать ответ на единственный вопрос: в нашем государстве есть ювенальная юстиция, или ее нет? И если нет, тогда почему я ежедневно получаю письма с просьбами о помощи?

Я думаю, наши журналисты должны поднять эту тему, потому что это не пальмовое масло, которое кладут в наши продукты. Это ДЕТИ, психику которых уродуют травмами. Это СУДЬБЫ, которые никак не смогут взрастить в нас здоровый патриотизм в стране, в которой государство не может защитить наше потомство. И это ЖИЗНИ, которые иногда обрываются навсегда.

Если журналистов заинтересует эта история, за подробностями обращайтесь ко мне:
elena.alekperova@gmail.com

Елена Алекперова, судмедэксперт, медицинский психолог.

Tags: жертвы домашней тирании, история четвертая
Subscribe
promo mgu68 july 20, 2022 16:07 467
Buy for 100 tokens
Обновление поста: Также просим помочь с одеждой, всех размеров, людей, практически раздетых перед зимой, много! Необязательно новая. И с детской. Сезон: осень, зима. Простите, но пост будет длинным. Говорить об этом горе коротко я считаю просто кощунственным. Когда-нибудь, но не сейчас, военный…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 161 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →