April 9th, 2016

В Тропарево и ветки

Так ли нужна повсеместная модернизация, и что она решает?

Все мы себе представляем, что такое ломка при наркомании, или что такое синдром похмелья. Не потому что мы все спились или скололись, просто в той или иной мере мы сталкивались с этими явлениями у других людей, или читали об этом, и знаем, какие недюжинные страдания эти два симптома вызывают.
Но маниакальные состояния ничем не отличаются от этих состояний, и колоссальную изворотливость демонстрируют нам люди, которые склонны к суициду. Они прячутся, они уезжают, они проявляют недюжинные интеллектуальные способности, потому что, как они объясняют, для них страх смерти так велик, что им лучше сразу умереть от невыносимости ожидания самой смерти.
Почему я об этом пишу?

Потому что многие спрашивают, как может женщина бросить ребенка? А вот так, по аналогии с суицидом. Так же принимаются решения об аборте, когда женщина понимает, что она не вырастет ребенка. Нет у нее этой возможности. А жить всю жизнь в страхе, что у тебя отнимут то, о чем ты мечтал всю жизнь, так невыносимо, что лучше отдать самостоятельно и сразу. Психика наша такова, что память убирает это воспоминание.
Тут возникает вопрос: что может сделать женщина, и что может сделать государство в помощь женщине, чтобы она не принимала подобных роковых решений?

Когда мы решим этот вопрос, нас прекратят упрекать в том, что мы чего-то не доделали в нашей стране.

Но интересно то, что эти вопросы можно решить как без благотворительности, так и без бюджетных средств, и даже не истощая экономику, а поднимая ее. Делается это очень просто, решение это уже опубликовано и сделано.

Но есть второй вопрос, который в нашей стране никак пока не может быть решен.

Скажите пожалуйста, когда у человека травма тазобедренного сустава, и нужна немедленная замена, может человек ждать квоты? Ответ очевиден: НЕ МОЖЕТ.
А когда у человека онкология, или туберкулез открытой формы? Может он ждать квоты? Ответ очевиден: не может. Однако, и в том, и в другом случае, люди ждут по году.

Сколько может быть заражено людей, если открытая форма туберкулеза бродит по городу в течение года?

И на фоне всех этих вопросов, возникает главный.

Мы построили колоссальное количество миграционных центров, но не построили жилья для мигрантов.
Мы построили колоссальное количество многофункциональных центров, но не решили вопросы с черными риелторами, процентами по ипотеке, а также коллекторами.
Мы не решили вопросы своевременного квотирования медицинских операций, но хлопочем о своевременной диспансеризации. Спрашивается, кому нужен рано диагностированный рак, если квоту надо ждать до двух лет? Кому нужна страховая медицина, если на ее фоне существует квота? И кому нужна повышенная рождаемость при такой детской смертности?
Чтобы раздать материнский капитал?

Умирающего ребенка везут на единственной «Скорой помощи» 4 часа, и ребенок умирает. Это что, результат удачной диспансеризации, своевременного квотирования, или это результат модернизации?

У меня создается такое впечатление, что модернизация в медицине была придумана ровно для того, чтобы обеспечить такси работой.

Все документы по вашей квартире стекаются в одну амбразуру. Но все сведения о вашем здоровье и о вашем долголетии размываются по всему городу. Это называется у нас комплексным подходом к лечению. Ни один специалист не имеет возможности поговорить с другим специалистом, пока не отвлечется на районную конференцию. Отнимается время у специалистов, отнимается время у больных, которые в этот день не придут на прием, ровно для того, чтобы поймать друг друга на конференции.

При этом, службы занятости говорят нам о том, что мы можем получить другую специальность, для того, чтобы найти работу. И врач, врач профессиональный, с хорошими показателями, с хорошей категорией, оказывается на улице, рядом со своим мигрирующим больным.
Наверное, это называется не модернизацией медицины, а бригадным подрядом – врач может пойти в таксисты, там же и проконсультировать больного. Оплату получит как таксист, а консультация пройдет в рамках хобби.

Не пора ли заканчивать этот замкнутый круг, или же где-то разрубить его? Надо создавать рабочие места, а не доводить до нищеты профессионалов. После такого подхода не надо возмущаться, что пациенты перетекают в зону травников, знахарей, шаманов, сертифицированных психотерапевтов без диплома, которые работают не на выздоровление, а на выкачивание денег из людей.



promo mgu68 january 6, 2027 16:35 60
Buy for 20 tokens
Я - клинический психолог,преподаватель вокала, судмедэксперт, основатель первого в России экспериментального лицея для детей с девиантным поведением, создатель трех законопроектов (по вопросу детей-сирот, жертв бытового насилия и снижения ипотеки), спикер на телевидении. Как психолог, я работаю как…