Category: мода

Category was added automatically. Read all entries about "мода".

В Тропарево и ветки

Железный дровосек - концепция современного homo sapiens.

Оригинал взят у mgu68 в Железный дровосек - концепция современного homo sapiens.
О том, что институт брака разваливается, говорили еще во времена моей молодости. Более того - во времена моей молодости (60-е и 70-е годы прошлого века) среди людей творческих профессий считалось обычным заводить беспорядочные связи, обмениваться партнерами, устраивать групповые оргии. Помню, мой муж, который работал с актерами, приходил домой с круглыми глазами и рассказывал, что творится за кулисами театра.
Скажу больше - и в XVIII, и в XIX веках, творилось то же самое.

Однако, ни в мировой литературе, ни в других источниках, я не встречала тех фраз, которыми пестрит любая интернет-страница. За примерами далеко ходить не надо:

1. Кто влюбился, тот и лох (недавнее упоминание)
2. Елена, умилила ваша эмоциональность.

Хочется спросить у современных людей, что случилось с их эмоциональностью, и почему эмоции, являющиеся регуляторной функцией здоровой психики, сейчас так "не в моде".
Модно изображать из себя "железного дровосека"? Постучишь по лбу, а в ответ лишь скрежет?
Или модно не влюбляться, а жить по инструкции?

Не скучно?
Такими вопросами задалась, вернувшись из больницы в интернет со всеми его страстями, хочется обсудить с молодым поколением.

promo mgu68 february 13, 2024 15:46 75
Buy for 20 tokens
Его убили. Его убили издевательствами медперсонала, его убили равнодушием врачей, его убили тем, что выкинули на улицу. "Вы не беспокойтесь, больница сама доставляет пациентов домой, мы все сделаем". А я за городом была, вещи грузила на складе, которые должны были отправить в детские дома. А я не…
В Тропарево и ветки

Сон в новогоднюю ночь.

Абсолютно новогодний сон, и абсолютно экзистенциальный.
Я живу в маленьком городишке, с традиционным русским пейзажем. Двухтажные деревянные домики, резные наличники, палисадники. Дело происходит в наши дни.
В городишке меня знают просто как примелькавшуюся личность, никакой особой популярностью я не пользуюсь. Просто соседка.
Кто-то останавливается, разговаривает, спрашивает, как дела, делится своими проблемами. Но, поскольку дело происходит в наши дни, а наши дни отличаютя интересными особенностями (одна из которых состоит в том, что тебе могут начать давать совет тогда, когда ты его вовсе и не спрашиваешь), то одна из соседок, подойдя ко мне, выдала мне следующую сентенцию:
- Вам надо познать самое себя.
И начала рассказывать, что есть Общество, которое проводит так модные нынче тренинги по экзистенциальному анализу. И все прогрессивные люди проходят этот тренинг, и это очень помогает, и я напрасно думаю, что мне это не нужно, мне это нужно однозначно, и это ничем не чревато. Если не понравится, сказала она, я могу уйти посреди тренинга, оплата только по результату, и вообще все очень здорово. Ну, как говорил Лаврентий Павлович, попытка - не пытка, и я решила познать самое себя.
Женщина сказала мне, что тренинг проходит в очень модном снежном городке, по типу датской пятизвездочной ледяной гостиницы. С собой брать ничего не надо, все предоставят на месте.
Здесь начинается сон во сне, примерно как в фильме "Начало". Ночью мне снится, что я не могу выкарабкаться из этого льда.

Я еду с женщиной. Мы попадаем в толщу льда. Причем под льдом - океан, а не материк. И в эту толщу льда ведет только ледяной спуск, и никаких ступенек наверх. Спуск пологий, и конца его я не вижу.
Я пытаюсь отступить, меня подталкивают, и я лечу вниз. Я попадаю в ледяную комнату, где столы и стулья сделаны из льда, ходят какие-то ополоумевшие люди, никто ни с кем не разговаривает. Я пытаюсь заговорить, но мне не отвечают. Я кидаюсь к женщине, что привела меня, и говорю, что хочу уйти отсюа, что мне это все не нравится. На что она мне заявляет:
- Право выйти отсюда надо заслужить.
Я ей напоминаю, что я имею право выйти в любой момент, она с усмешкой замечает, что это была лишь маленькая уловка с их стороны, и тот факт, который они стараются скрыть.
Я предлагаю начать тренинг, но она говорит мне, что надо подкрепиться.

Она дает мне меню. Я заказываю геркулесовую кашу и омлет. Передо мной ставят две пустые ледяные тарелки. Я говорю, что они пустые, мне отвечают:
- Вы не сможете выйти отсюда, потому что у вас плохо развито представление. Вы - плохая актриса, вам надо уметь представлять. Когда вы сможете представить себе, что у вас на тарелках - омлет и каша, тогда мы продолжим тренинг.

Я понимаю, что меня приведут к раздвоению личности с помощью гипертрофированных представлений и фантазий. Я прошу привести Администрацию.
Выходит щупленький мужчина с мягкми манерами, с жесткими глазами, с ласковой иезуитской улыбкой, и начинает рассказывать мне о проблемах, которые, по его мнению, у меня существуют. Я ему говорю о том, что не желаю беседовать на эти темы (тем более, что я вижу его непрофессионализм в области психоанализа), что я пришла лишь познакомиться с методикой, что я требую выпустить меня.
- Это очень просто, - отвечает он.
Появляется вполне цивильный лифт. Появляется вполне цивильный подъезд. А за подъездом - вполне цивильный летний современный пейзаж. Но в углу этого лета почему-то зиждется кусочек зимы, с вмерзлой машиной, с котенком, который безумно похож на моего умершего 13-ти летнего кота Матисса, в его еще котеночьем возрасте.
Я спрашиваю: "Это Матисс"? Мне отвечают, что это Гоша.
Я попадаю домой, в свою квартиру. Выходит муж, и под ногами у него вьется котенок. Я спрашиваю у мужа: - "Это Матисс"?
- Это Гоша, - отвечает Борис.
Я начинаю спрашивать, как он сюда попал, и муж отвечает, что он здесь живет. Я снова спрашиваю, как он попал сюда, и муж пожимает плечами: "Я не знаю. Он просто здесь живет"...