Category: технологии

В Тропарево и ветки

Левиафан: отчет о разрушении России американскими технологиями.

Кадр, в котором в дом россиянина, построенный его дедом, впивается ковш эскаватора VOLVO, расставляет все точки над “I", и говорит о том, что режиссера Звягинцева ругать не надо.

eviaphanw

Collapse )

Звягинцев доложился об успешности западных технологий, и апофеозом его доклада можно считать уже изуродованную ментальность одного из моих читателей, который в посте, где мы просим помочь женщине с ребенком, цитирует слова американского психолога Майерса:

«Мораль - это мотивация для альтруистов, которые в свою очередь занимаются добрыми делами из чисто эгоистических побуждений - чувство вины, угрызения совести, чтобы обрести душевное спокойствие.
Нормальным людям по фик на чужие семьи
Это азы соц.психологии, не начинайте даже спорить»

http://mgu68.livejournal.com/137346.html?thread=2253954#t2253954

И вот это, наверное, уже более страшно, чем кости морского чудовища, загубленные российской действительностью.

promo mgu68 november 12, 14:40 11
Buy for 20 tokens
Который день Санкт-Петербург лихорадит от чудовищной новости: 63-летний ученый из СПбГУ Олег Соколов, один из крупнейших в мире специалистов по военной истории Европы, основатель реконструкторского движения в России, жестоко убил и расчленил 24-летнюю Анастасию Ещенко, с которой у него были…
С Петькой и Тимкой

Настоящий лидер - это тот, кто готов проиграть.

Когда мы учились в школе, практически в каждом классе был забавный персонаж. Он ябедничал, он воровал обеды из портфелей школьников, он дрался или плевался, он был впереди всех, когда надо было кого-то подставить. Все его считали ничтожеством, никто не принимал его всерьез, он был неким классным местным шутом, которого презирали, с которым не хотели связываться. Но в какой-то момент мы вдруг оказывались перед фактом, что именно этот шут – довольно центральная фигура.
Те, кто давали ему оплеухи за его деяния, переставали это делать. Его не начинали уважать, но его побаивались и старались с ним не связываться.
Объяснялось все это очень просто – у нашего шута появлялись покровители, и он смелел, говоря: «Ну попробуй, тронь».
Говорить ему о том, что он не прав, что он несправедлив, было бессмысленно. Его честью и совестью были покровители, и он был прав ровно настолько, насколько покровители разрешали ему быть правым.

Это вам ничего не напоминает?

В 1976 году, на заре эпохи электроники, когда я работала программистом (кем я, оказывается, только не работала), появилась одна из первых методик. Это нельзя было назвать компьютером, так же, как нельзя было назвать компьютером машины БЭСМ и БЭСМ-4 (Большая электронно-счетная машина). Это была методика по выявлению лидеров при подборке различных профессиональных команд, в том числе и космонавтов, которых мы с мужем отбирали для полета, как психологи, и представляла она собой просто коробочку.

Я за пультом оператора, Институт проблем механики, 1976 год.

acd1b24d-9b7e-4746-8fa2-16a9eb30c18d_150_100

Это был такой миниатюрный ящичек. Ящичек этот делали наши инженеры, он был экспериментальный. Электроники в нем было мало, вместо клавиш были тумблеры, но методика вполне справлялась со своей задачей.
Каждому испытуемому давали в руки такой ящичек, который был соединен со вторым ящичком. Испытуемым давалось задание, и они должны были выиграть друг у друга, чтобы победить. Разумеется, им говорили, что тот, кто выиграет, и есть лидер.

Ребята работали старательно, инструкторы постоянно повышали им мотивацию. Они играли до упора. Если была ничья, результат не засчитывался.

Но были те, кто плевали и на мотивацию, и на результат. В какой-то момент они начинали играть в поддавки, явно стараясь проиграть, и это приводило к победе. И вот именно тот, кто умел играть в поддавки, и был лидером, тогда как тот, кто стремился к победе, в итоге терял все свои обороты.

Сильный – не тот, кто тупо бредет к победе и только к победе. Сильный – тот, кто готов уступить ради цели, давая слабому почувствовать вкус победы. Ровно так, как взрослый играет с ребенком, уступая ребенку, тем самым формируя в нем вкус победы.
Умный взрослый никогда не будет указывать ребенку на слабости, высмеивать ребенка за неудачные шаги. Так и формируются лидеры. Причем, неформальный лидер – это тот, кто способен взять на себя управление, когда назначенный сверху лидер терпит фиаско.

Кутузов не зря сдал Москву, именно это создало предпосылки к победе и к отступлению армии Наполеона. Многие побеждали и сохраняли свою жизнь, сдаваясь, потому что инстинкт самосохранения и разум, способный продумать прерогативы отступления, в какой-то момент оказывается выше, чем страсть победить. И те, кто хочет быть лидером и имеет к тому реальные предпосылки, никогда не будут прятаться за спины покровителей, и никогда не будут бороться до конца. Потому что реальной победой и реальным концом может быть только конец света, где нет ни победителей, ни побежденных.
Настоящие воины умеют ценить даже доблесть побежденных. В этом контексте очень неплохо вспомнить и историю царя Эзопа, и историю Пирра. Именно они вошли в историю, как и Кутузов, ровно потому, что не упиралась рогом в новые ворота с воплями «Здесь был путь».

А забавный персонаж из нашего школьного детства так и оставался забавным персонажем, поскольку в какой-то момент терял всех своих покровителей, и сколько бы он не злился и не мстил, на него уже никто не обращал внимания.